Про синьку

Last modified date

Comments: 0

Весьма забавно, когда прогресс ушел вперед, а в языке, в визуальной культуре остались артефакты прошлого. И рассказ мой будет про синьку, вот она на фото:

Будучи ребенком я рисовал свои каракули на листках бумаги, которые были белыми с одной стороны и кремовыми с другой. Мой дед, конструктор, почему-то называл их синькой, хотя синего цвета на них не было вообще. И таких листков бумаги было дома много – на некоторых были чертежи, на некоторых текст напечатанный на пишущей машинке.

Окунемся в историю. Представим инженера, который проектирует некое здание – на большом листе плотной бумаги при помощи карандаша и линейки он строит подробный чертеж. Например вот такой:

Потратив кучу времени на проектирование инженер чертит финальный вариант, и становится понятно, что нужно несколько экземпляров чертежа. В городскую управу для утверждения проекта, несколько копий нужно строителям, копию нужно сдать в архив архитектурного бюро, да и заказчик хочет экземпляр – как без проекта на руках деньги под него искать?


Вплоть до 1870 года копии чертежа изготавливались вручную, например на кальке – ее просто накладывали поверх оригинала и обводили линии чертежа – процесс не сложный и занимались этим уже не сам инженер, а специальный человек. Но все равно, такие “копии” были дороги, что доставляло неудобства и ограничивало их количество. Вот пример такой копии на кальке, датируется 1920ми: [https://cool.culturalheritage.org/coolaic/sg/bpg/annual/v18/bp18-06.html]

Приблизительно в 1870е в обиход входит процесс копирования чертежа при помощи цианотипии. На бумагу наносился светочувствительный состав (Цитрат железа(III)-аммония + красная кровяная соль) С оригинала так же вручную снимается копия-калька. Кальку накладывали на покрытую светочувствительным составом бумагу и засвечивали, например на солнце. Там, где калька просвечивала, светочувствительный состав разрушался образуя нерастворимую берлинскую лазурь. Там же, где на кальке была линия – светочувствительный состав оставался без изменений. После засветки бумагу промывали водой, смывая непрореагировавший состав и получали негативную копию чертежа, линии были белыми на синем фоне:[https://psap.library.illinois.edu/collection-id-guide/archdrawingrepro]

Процесс был изобретен Джоном Гершелем в 1842, но популярность начал набирать только после 1870х. В 1872 во Франции начали производить бумагу с уже нанесенным светочувствительным составом, а первая специализированная машина для циоанотипии появилась в США в 1875. В 1920х появились машины выполняющие все стадии процесса копирования (от начала до конца).

Копия чертежа стала дешевой, и они появились у всех работников на местах. Причем обыватель чаще видел именно синий чертеж в руках прораба, рабочего, инспектора, чем оригинал выполненный карандашом инженером в бюро. Из-за этого в северной америке именно такая копия чертежа стала прочно ассоциироваться с чертежом вообще, что нашло отражение в культуре. Как только хотелось придать “инженерности” и наукообразия – сразу добавляли синий чертеж, вот например Том и Джерри:

Разрушители легенд:

Даже сам термин Blueprint обозначает не только “синьку” – копию, но и вообще детальный план чего-либо. Хоть процесс уже не используется в документообороте, его крайняя простота и дешевизна привлекает использовать его в художественных целях, например для нанесения фотографии на футболку. И это уже было в симпсон на пикабу: https://pikabu.ru/story/tsianotipiya_chto_yeto_i_s_chem_ego_edyat_4083580


Но где-то начиная с 1930х процесс цианотипии стал терять популярность, вытесняемый процессом диазотипии. Принцип получения копии не изменился – по прежнему с оригинала чертежа делали кальку-копию, через которую засвечивали светочувствительную бумагу. Но вот светочувствительный состав поменялся. Во-первых он стал давать позитивный отпечаток (незасвеченные области темные, засвеченные – светлые). Во вторых проявка осуществлялась обработкой парами аммиака (“сухой” процесс), а не окунанием в ванну с жидкостью. Для чертежей это важно, так как от воды при цианотипии бумагу коробило, и размеры на копии могли непредсказуемо отличаться от оригинала. Вот пример документации, выполненной по этому техпроцессу

У нас на жаргоне такие копии по прежнему называли “синькой”, а вот англоязычная публика обзавелась новым словом – Whiteprints. Опять таки на жаргоне оригинал чертежа на ватмане у нас назвали “белкой”, копию на кальке – “калькой”. В зависимости от состава партии, цветовая гамма копии могла отличаться. Это все копии полученные диазотипией:

Практически любое конструкторское бюро обладало своими мощностями по изготовлению копий чертежей, поэтому частенько пользовалось ими как мини-типографией. Если выпускалась серия из 100 устройств, проще было альбомы с документацией сделать в виде “синек”, чем договариваться с типографией и печатать тираж.

На смену диазотипии пришел электрографический процесс, который видел любой, кто пользовался ксероксом. При таком процессе для изготовления копии уже не нужно делать копию-кальку, а можно непосредственно использовать оригинал чертежа. Так как распространенные аппараты назывались ЭРА-12РМ (или например ЭР-420Р), то и жаргон обзавелся словом, для обозначения процесса копирования на этом аппарате – “отЭРить”. Ну а сейчас “отксерить”, так как после развала СССР к нам хлынули копировальные аппараты Xerox. Говорят, в местах, где вместо копиров xerox были в ходу аппараты canon, вместо “ксерить” говорят “канонить”, но за достоверность не ручаюсь.


Вот он, советский “ксерокс” ЭР-620К3:

На этом мой рассказ про копирования чертежей заканчивается, но если вас заинтересовала эта тема, то рекомендую заглянуть сюда: https://psap.library.illinois.edu/collection-id-guide/archdrawingrepro

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post comment

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: